#Баганаева_story. Часть 4

Рубрика #Баганаева_story 

Продолжение #Баганаева_story. Написано подробно и жёстко. Предупреждаю, тут трэш.

Почему эта знакомая соседская шавка вдруг подскочила, оскалилась и пулей помчалась на меня с диким лаем? Почему я испугалась ее до паники? Почему я втопила максимум газа и попыталась одновременно объехать бешеную животину? Может быть, я все-таки хреново водила байк, или меня кто-то сглазил (была такая версия), или собака считала мой страх? А может быть, Вселенная/Бог/Судьба решили, что неча мне делать на острове Самуи, пора домой?

Эти вопросы я перебирала в голове позже, когда время появилось. А лежа на левом боку под байком, с вывернутой на 180 градусов ногой, я просто орала «Хелп!!!».

Прибежали тайцы.

Убрали байк, отогнали собаку.

Я сказала, чтобы байк откатили далеко, и никому не говорили, что я на транспорте. Иначе бы страховая не оплатила ничего, ибо экстремальных видов спорта у меня в полисе не было.

Мне вызвали скорую.

Я позвонила друзьям.

Друзья дозвонились до страховой.

Я позвонила Диме и Наташе в мини-садик. Они сказали, что Рома останется у них, сколько нужно.

Несколько раз я пыталась потерять сознание, больно не было, но мутило и кружилась голова.

Вокруг меня была толпа, я видела испуганные лица соседей, видела россыпь новых ложечек на дороге, и сквозь туман смутно чувствовала тоску и понимание «это пиздец».

Приехала полиция, спросила – не на байке ли случился крэш? Нет, говорю, сама упала.

Скорая меня уже увезла в Натон, в тайский дешевый госпиталь. Ногу зафиксировали деревяшками. Руку тоже, кажется, с ней тоже было что-то не в порядке.

Приехали, сделали снимки.

Тут мне позвонила страховая и сказала, что этот госпиталь не обслуживают. Надо ехать в другой, ждите.

Я лежу 3 часа в обшарпанном коридоре среди перебуханных тайцев: Сонкгран, каникулы, братва гуляет.

Приехали друзья, привезли денег и воды.

Я позвонила парню, у которого арендовала байк. Он заехал забрал транспорт, на котором ни царапины, бля.

Приехал ко мне в госпиталь, поохал, пообещал вернуть половину за месяц.

Я вытрясла из администратора снимки. И убедилась.

Да, это пиздец.

Россыпь крошек в том месте, где должны быть берцовые кости (это в голени, кто не ориентируется в анатомии)… Страховая прислала за мной новую скорую. Я расплатилась за снимок – 2000 бат – и уехала на Чавенг, в Самуи интернешнл хоспитал. Прошло почти 6 часов после аварии. Мне наконец вкатили обезболивающее, морфий и что-то еще. Поместили в чистую палату люкс.

И день закончился.

 

 

Потом было 5 дней в госпитале, в огромной одноместной палате. Вид на бассейн, еда по меню. Каждый день приходили медсестры, причесывали меня, переодевали, улыбались и расспрашивали про жизнь. Я вызывала их нажатием кнопочки. Другая кнопочка меняла высоту изголовья, высоту кровати и еще что-то. В палате был вайфай, мне привезли ноутбук, я работала. Записывала аудиопослания ассистенткам (у меня их уже было 2!), отменяла коуч-сессии, что-то писала, о чем-то договаривалась.

И ждала, что решит страховая. Ингосстрах не хотел оплачивать операцию, которая тут вытянула бы тыщ так на 800 бат, и организовывал мне эвакуацию до места жительства бизнес-классом для меня и сына, с сопровождением. Прилетел доктор из Москвы по имени Миша – лет 30 парень ростом под 190, с длинным хвостом светлых волос. Вежливо поведал о регламенте предстоящей поездки. Ничо такой, подумала я.

Друзья доставили сына в день отлета, другие друзья собрали вещи из моего домика, до которого я так и не доехала, привезли мне в палату чемоданчик и рюкзак. Апрельским утром я покинула Остров.

Перелет был весьма комфортен, ибо я была под колесами и Мишаня одобрил вискарь, который в бизнес-классе дают по запросу. Рома хлестал какао, ел мороженое, смотрел мультики – в общем, путешествие было в кайф. Не считая того, что моя нога была наглухо упакована в синий пластиковый гипс, рука тоже. В аэропортах меня перевозили в инвалидном кресле в сопровождении, в самолеты Миша заносил меня на руках. Все называли Мишу моим мужем, после того, как он пару раз вынес из-под меня судно, я сказала, что теперь можно и пожениться.

В Кольцово мы прилетели в 3 часа ночи, меня уже ждали родители, что примчались из Тагила на машине. И платная скорая, что должна была меня умчать в отделение травматологии УНИИТО. Со всеми я, кстати, тоже договорилась еще из Тая, подняв все связи для того, чтобы организовать приемку меня в ночи. Я передала сына бабе-деде, Миша передал меня собратьям-медбратьям, и я укатила в больничку.

 

 

Проснулась. 6-местная палата. Вонь. Скорбные бабушки-товарки. Суровые санитарки. Матрас из комков на провисающей сетке кровати. Помои вместо еды. Родина.

И я решила – нифига. Я не поддамся. Я не буду сейчас страдать по потерянному раю, я не буду жаловаться на боль, я не буду ругать санитарок. Я буду радоваться! Благодарить судьбу! Мне есть за что – ведь все разрулилось, я все организовала, Бог меня уберег, люди помогли, все хорошо.

Я пролежала всего 2 недели в этой больнице. Врач мне достался опять симпатишный, и, по словам соседок, лучший в отделении. Меня быстро напичкали железом, зафиксировав расстроенные конечности. Каждый день я встречала делегации подруг, что носили мне еду, рассказывали сплетни. После операций кормили супом с ложечки. Хвалили за то, что я уже встала на костыли. Снова рассказывали сплети и слушали мои байки. Когда они уходили, я раздавала мобильный интернет на ноутбук со смартфона и проводила коуч-сессии. Вела небольшую группу, которую помощницы умудрились собрать-таки сами, писала письма в рассылку. И все это время радовалась, радовалась, радовалась!!! Бодро шутила с персоналом, кокетничала с дохтуром, оказывала психологическую поддержку соседкам по палате. Прям не Аня, а луч света в темном царстве.

День рождения я отметила не на острове Ко Тао, как планировала. А в палате Института Травматологии. Это то самое заведение, где мне в возрасте 3, 7 и 8 лет делали «реконструктивные» операции на стопы. Строгали и подгоняли под стандартные размеры, проще говоря. И самым страшным моим страхом всю жизнь было слова оказаться здесь… Но Я тогда напрочь вытеснила страх, боль, разочарование и горе. Они ко мне вернулись позже, в виде головных болей и депрессии. Но это было потом, а пока я энергично выживала.

 

 

После больницы я переехала к подруге. Эта святая женщина не успела купить новую квартиру, как в ней завелась я)) Но мне нужен был уход, мне нужен был покой, и ехать в Тагил к родителям я не хотела – там условия достаточно стесненные. И я прожила 1,5 месяца у Лучанской, которая заботилась обо мне, кормила меня, развлекала, утирала слезы. Я пишу это и плачу снова – потому что меня переполняет благодарность, и любовь, и воспоминания…

Удивительно – не скучала по сыну. Не было ресурса на материнскую любовь. Вот когда я уже перешла на палку и начала как-то перемещаться по городу, когда я сняла себе квартиру, устыдившись, что хватит уже сидеть на шее у подруг, тогда я начала скучать. И, не дождавшись полного восстановления, спустя 3 месяца после аварии, я забрала ребенка. Садик рядом, в нем нас восстановили спустя 10 месяцев вообще без проблем. И мы начали восстанавливать прежнюю жизнь. Покупать мебель, игрушки, посуду, одежду…

Сын пошел на карате, я на йогу. В его день рождения я приняла решение отставить палку – и после 2 недель мук настал прорыв, и я начала ходить почти нормально.

В сентябре убрали часть железа из ноги и руки, и я вошла в свою первую за 3 года уральскую зиму. Хромая, травмированная душевно и очень уставшая ото всех передряг.

Продолжение – здесь.

0 комментариев

Добавить комментарий