Интервью с Еленой Батуриной, главным редактором журнала «Гид по красоте и здоровью»

Рубрика Интервью

BaturinaЗнакомьтесь – моя хорошая подруга и коллега Елена Батурина, главный редактор журнала «Гид по красоте и здоровью», г. Екатеринбург. Еще перед отъездом на Самуи я взяла у Лены интервью, в котором она откровенно поделилась всеми секретами работы главного редактора. Как стать хорошим журналистом? Как стать самым публикуемым автором глянца, любимцем главредов, и получать большие гонорары? Какие статьи принимаются «на ура», а какие будут отправлены «в топку» – узнаете из этого интервью! Текст большой, но поверьте, его стоит дочитать до конца.

Лена, расскажи, как ты набирала авторов в журнал, когда пришла работать?   

Я поступила очень просто. Написала в социальной сети, в которой у меня почти 500 человек друзей: «Девочки, кто хочет попробовать себя в журналистике? Велкам». Пришло много заявок от знакомых, от знакомых знакомых. Я всем выдала задание на пробный текст. Не у всех получилось: кому-то просто было неинтересно писать в нашем формате, кого-то не устроил гонорар. И в итоге осталось несколько человек, которые пишут до сих пор, некоторые из них стали ведущими авторами. Самое удивительное, что среди ключевых журналистов есть люди, которые никогда ни для какого издания ничего до этого не писали. Вот так, на ровном месте, обнаружился талант.

Почему ты предпочла новичков профессионалам?

Придя в «Гид», я попробовала работать с авторами, которые создавали журнал до моего прихода – с некоторыми мы хорошо «спелись» и сотрудничаем до сих пор. А с кем-то пришлось расстаться. Понимаешь, есть такая категория профессиональных журналистов, для которых написание статей – только способ зарабатывать деньги. О творчестве, увлечённости темой там речь не идет. Их задача – быстренько тиснуть текст на несколько тысяч знаков задней левой пяткой. Просто написать статью, которая хоть как-то сгодится, и получить за это денежку. И побежать дальше писать ещё 150 тысяч таких же текстов. Когда у самого автора нет интереса к теме, когда он не думает о том, какую ценность текст несет человеку, который его прочитает на страницах журнала, – это очень заметно в статьях. Я уже имела опыт работы с такими «профессионалами» и в других изданиях, поэтому пошла на эксперимент – привлекая новичков.

Соответственно, это люди без профильного образования?

Абсолютно. Просто это люди, у которых есть врождённое чувство языка, чувство слога, которые хорошо мыслят, а соответственно, ясно излагают. А это, мне кажется, ещё один важное умение хорошего журналиста.

Натаскать себя на ясное изложение мыслей помогает, в число прочего, чтение.

77105770_Felix_Felicis_by_nouxz
Оно помогает, в первую очередь, писать тексты разнообразным, живым языком и подбирать одному и тому же слову 5-10 синонимов. Несколько книг в месяц прочитывать – это важно, это норма. Тем более для журналиста, который хочет быть успешным в этой сфере.

Когда я начинала писать в «Гид», мне казалось, что я могу писать бесконечно. Это «бесконечно» закончилось через несколько месяцев, может быть, через год регулярного написания статей. Ажиотаж спал, и появилась необходимость осознанно находить в себе интерес к теме, искать новые обороты, фигуры речи. В том числе встала проблема словарного запаса. Потому что, когда тебе нужно просто хорошо сделать своё дело, то тут хочешь-не хочешь, а придётся вспоминать даже школьную классику.

Особенно, когда ты на эту тему пишешь раз десятый.

Да. Работая в одной сфере, нужно каждый раз искать новые подходы, новые ракурсы. Если тебе просто дали тему и ты «на отвяжись», лишь бы написать, выдаешь статью, то будешь штамповать одно и то же. А если ты понимаешь, что своей работой можешь создать для кого-то ценность, возможно, кому-то помочь, это побуждает каждый раз начинать исследование темы, как в первый раз, как с чистого листа.

А как ты определяешь наличие этой самой ценности?

Когда я сажусь писать или вычитывать текст, всегда спрашиваю себя: «Что бы я хотела прочитать на эту тему? Что интересно лично мне?». Да, я действительно гораздо больше знаю о предмете статьи, чем мой читатель, поскольку журнал тематический. И именно здесь надо «обнулиться» и вспомнить, что я не только журналист, но и человек. Какой ещё аспект мне было бы любопытно раскрыть, в каком ещё срезе эту тему – жёванную-пережёванную – посмотреть? Когда я читаю и мне самой скучно и неинтересно, я это не ставлю в печать. По большому счету, мы в принципе не включаем в план номера темы, которые нам не интересны как аудитории «Гида», как женщинам, для которых важны красота и здоровье их и их семьи. Поэтому распознать, есть ли ценность в материале или нет, довольно просто.

Лена, что ты ценишь в авторе? За что ты автора расцелуешь в маковку и скажешь: «Золотая ты моя, всё хорошо. Молодец!». А когда… Ладно, про не расцелуешь отдельный вопрос.

Автора хочешь расцеловать, когда в оговоренных срок получаешь тексты, которые полностью соответствуют поставленной задаче. Потому что чаще всего, когда я выдаю тему, у меня уже есть определённое видение, какие моменты мне бы хотелось там видеть. И, соответственно, получить от автора.

Автор в курсе о твоём желании?

Конечно. Я выдаю техническое задание, в котором всё это описываю. И когда я получаю текст, а он очень далёк от того, что я просила сделать – нет нужных примеров, не раскрыты те вопросы, которые я обозначала, и т.п. – я ставлю под сомнение наше сотрудничество в принципе. Но для начала, конечно, проясняю ситуацию в разговоре.

Ты даешь автору ТЗ, в котором ты просто и внятно объяснила, что ты хочешь. А человек присылает тебе совсем не то. Как ты думаешь, почему это происходит?

n_219

По нескольким причинам. Самая распространенная – это когда автор не перечитал техническое задание перед тем, как сел писать.

Второе – это когда журналист ТЗ получил, прочитал, но посчитал нужным написать по-другому. Он же творец! Такой человек упорно, даже после разговора, следует своей позиции. «Да -да, я всё получила, поняла, но мне кажется, что текст лучше подать по-другому». Если это «по-другому» оказывается действительно очень интересным, интригующим, восхитительным, талантливым,– я не возражаю. Но такое бывает крайне редко. Как минимум потому что редактор видит картинку в целом, отталкивается в постановке задачи от плана номера, концепции журнала. А журналист эти нюансы знает не всегда.

А третье – и самое частое, это когда текст пишется в последний момент, в цейтноте. Так, что в него напихивается все, что попало, и автор закрывает на это глаза. «Ну да, не совсем то, что просили, но надо уже срочно выслать. Айда, вдруг сойдёт».

Это халтура

Да, и она чувствуется, конечно. Тем более, что бывает, не получается снять с номера такой текст просто потому, что журнал уже уходит в печать, и заменить статью нечем. Автор знает, что редактору некуда деваться, и статья все равно будет опубликована. Хотя и в таких случаях я стараюсь найти возможность и такое «произведение» не ставить, а переписать самой.

«Сойдет» вообще самое ужасное слово для любого специалиста. Поэтому мой совет начинающим авторам – перед сдачей текста перечитайте его еще раз как бы со стороны. Обязательно захочется что-то подправить и добавить. Сделайте это. Перечитайте еще раз. Еще откорректируйте. И так до той поры, пока вы не посмотрите на текст, и не возникнет мысль: «Я молодец. За этот текст мне точно не стыдно». Вот тогда можно отправлять его «в люди», то есть редактору и далее в печать. Но тоже без фанатизма: перфекционизм журналисту не товарищ, а то все дед-лайны сгорят, пока будете доводить свое творение до совершенства.

А ведь есть поставленный срок. Есть договорённость.

Ключевое слово – есть договорённость. Я по причине регулярных нарушений договоренности рассталась с несколькими очень хорошими авторами, которые известны на рынке, которые уважаемы другими людьми и у них отличные тексты. Но для моей работы в целом важен стратегический подход. Срыв сроков по статье может создать изданию и всему коллективу серьезные проблемы. И мне проще потерять хорошего автора, чем ставить под угрозу благополучие журнала. Тем более что я уже имею опыт успешного нахождения замены.

А еще ведь есть такой фактор, как объем?

Умение уложиться в заданный объём, чтобы текст при этом читался гармонично и цельно – приходит не ко всем и не сразу. Чаще всего человек пишет больше, и потом приходится сокращать. И не всегда это сокращение бывает удачным. Так что навык написания цельного текста, который имеет свою структуру и логику, очень важен. Но этому же можно научиться, если хочешь стать хорошим журналистом, правильно?

И все же есть вдохновение, любовь к предмету статьи, увлеченность

10403810_74859_12954255_a44a61e80297ba74cad1f93f

Да, конечно. У меня есть пример – девушка абсолютно без опыта журналистской работы. Она пробовала писать на тему красоты и здоровья, и у нее это не получилось. А когда встал вопрос тем, связанных с созданием интерьеров, которыми она в принципе занимается по профессии, она стала выдавать шикарные тексты. Вплоть до того, что переводит источники с иностранных языков, – настолько ей это интересно. И тексты шикарные, структурные, логичные, написанные живым языком, которые идут в печать без единой правки. Сейчас она у нас единственный и неповторимый автор рубрики «Красивый дом».

Я с тобой совершенно соглашусь. Если глаза горят, если тема «вставляет» и интересен сам формат, в котором работаешь, – то все получится. Например, у меня сейчас есть помощница, которую я натаскиваю на продающие тексты. У нас многое не сразу получается, но я вижу, что она горит, она хочет научиться писать классные эмоциональные продающие тексты. И она выкладывается по полной. Она учится. И ей это интересно.

Надо уметь в себе этот интерес раскопать. Потому что когда ты работаешь журналистом, тем более редактором, рано или поздно наступает момент, когда тебе совсем не охота писать на эту тему, но надо.

Что ты сама делаешь в такие моменты, когда тебя тема не вдохновляет совершенно?

А тут уже можно применять разные способы создания творческой волны – у каждого свои. Например, я сажусь на кресло, откидываюсь назад, закрываю глаза и просто расслабляюсь. Пытаюсь как-то войти в поток. То есть я отпускаю задачу, все эти целеполагательные штуки. Стараюсь раствориться в происходящем и позволить себе просто быть. В этот момент мне откуда-то приходит идея. Я не знаю, что это такое. Я просто сажусь за клавиатуру и начинаю писать.

Класс! Я предлагаю на этом закончить. Очень хорошо. Спасибо тебе большое.

 

5 комментариев

  1. Спасибо большое за интервью! Добавило мне уверенности в своих силах, как копирайтеру без журналистского образования:)

    Ответить
    • Алена, так и было задумано)

      Ответить
  2. Здорово! Прочла статью и поняла, что этими приемами интуитивно пользуюсь еще с института. Была «корреспондентом» нашей газеты. Редактор почему-то всегда радовалась моим статьям и утверждала, что у меня талант. Конечно, я не верила. Думала — это манипуляция, чтобы газета хоть как-то существовала. Однако, в последнее время обнаруживаю, что мои тексты читают, к ним неравнодушны, чтобы я ни написала. И, вообще, следят за тем, что я выкладываю. Это меня все еще удивляет и радует. Уж не знаю, есть у меня талант или нет, но не писать просто не могу. Пишу на листочках, на обрывках, даже на салфетках и любых годных к этому делу поверхностях 😀 . Пишу все что приходит, на любую тему. Это уже мания какая-то *CRAZY* Всегда боялась начинать профессиональную деятельность на этом поприще, потому как считала, для этого нужен талант, и если его нет, то и начинать не стоит. Но эта статья, меня вдохновила и зарядила решимостью поверить в свои силы и просто разрешить себе рождать то, что само просится наружу. Я все больше влюбляюсь в копирайтерство.

    Ответить
    • Галина, обычно редактору нет смысла врать 🙂 (если он, конечно, вменяемый и на своем месте). Интересы издания для него в любом случае приоритетнее, чем ваша самооценка. Так что вспомните все хорошее, что вам говорили, бросайте ложную скромность – и вперед!

      Ответить
    • Галина, очень радует ваша история! Вдохновляйтесь, верьте редакторам (вместе со мной, бывшим, уже три!) и действуйте! Пишите и публикуйтесь много и часто 🙂

      Ответить
Добавить комментарий